etqnesura

«Крысить, хрючить и копытить». Что Белоусов говорил о России, мире и экономике

Пост министра обороны в новом составе правительства займет и.о. вице-премьера Андрей Белоусов — его кандидатуру представил Совфеду президент России Владимир Путин. Вероятно, от нового главы Минобороны ждут ведомственного аудита, ведь он годами курировал экономические вопросы. RTVI собрал цитаты из интервью Белоусова — о месте России в мире, ее бизнесе, экономике, пользе санкций и культурном коде.

О крысах, свиньях, оленях и единорогах

Есть три вида бизнеса: «крысить», «хрючить» и «копытить». «Крысить» — это налетели, съели и побежали на другую кучу, «хрючить» — это когда корыто есть, и все припадают к нему и отгоняют друг друга, а «копытить» — когда олень из-подо льда выбивает кусочек ягеля, долго стучит копытами. «Единорожить» — такого слова нет и быть не может в этом ряду. История единорога — это даже не про то, как технологическая Золушка вышла замуж за принца. Это про то, как технологическая Золушка стала тещей короля.

О новых российских элитах

Новые элиты сейчас выкристаллизовываются на новых территориях, потому что они там в реальной ситуации находятся.

Об идее возродить Госплан

В СССР Госплан был только вершиной айсберга. Это была очень разветвленная, тяжеловесная, огромная машина, которая работала крайне неэффективно. В здравом уме сегодня никто не захочет восстанавливать Госплан. А потом, что планировать-то?

О мобилизационной экономике

cx3uoffjf1

Я не знаю ни одного случая в мире, когда бы мобилизационная экономика <…> проходила через поколения. Обычно мобилизационный период от 10 до 20 лет, максимум 30 лет. Дальше это все уже во что-то другое превращается. Таким образом, мобилизационная ситуация начинает походить на лазер с ядерной накачкой.

Об уходе России из «старого мира»

Было англосаксонское ядро и примкнувшая к нему старая Европа, они вдвоем рулили миром. И мы как-то вписались в этот мир. Это, кстати, правильно, мы действительно туда пытались вписаться. <…> А теперь оттуда нас как бы выкинули. Мы сами тоже ушли.

О пользе России для Запада

Россия может стать хранителем традиционных ценностей Запада. <…> Отсюда говорить о том, что Запад наш враг, — неверно. На Западе существуют элиты <…> и большие общественные слои, которые связаны именно с традиционными ценностями. И здесь может оказаться, что Россия для них спасительная соломинка, которая дает им возможность еще что-то сохранить.

О том, что Россия может дать миру

Я бы на первое место поставил продовольствие с учетом ситуации, потому что Россия держит очень значительную часть плодородных земель мира. Безусловно, остаются энергия, энергетика, энергетические услуги, энергетическая безопасность. Россия может предложить военную безопасность. В некоторых областях Россия может предложить технологии, в некоторых — логистику.

О самости и суверенности

Идеология многополярного мира состоит в том, что должно быть выработано нечто самостоятельное, <…> самость, как у Юнга <…>. Эта самость должна проявиться у всех стран, которые обладают суверенностью. У тех стран, которые суверенностью не обладают, она по определению проявиться не может. Какая-нибудь многоуважаемая мной глубоко Голландия, Нидерланды — они не обладают суверенитетом.

О «сжатии» России на мировой арене

Мы сейчас опять находимся в состоянии «сжатия». С юга у нас бурлящий исламский мир, в котором выкристаллизовываются новые суперэкономики, а с другой стороны — гигантский Китай. Запад начинает бурлить.

О стратегии России на ближайшее десятилетие

На горизонте пяти-десяти лет крупная национальная экономика, как Россия, какую стратегию должна принять? Ответ на этот вопрос достаточно прост: нужно обеспечить стратегическую устойчивость, а она достигается только путем формирования устойчивых страновых альянсов. Поэтому суть стратегии России — это выстраивание альянсов с опорными дружественными странами.

О месте России на мировом рынке технологий

Мы — часть глобальных технологических цепочек. <…> Только они управляются из центра — там конечная сборка, там стандарты. Мы входим в начале и в середине. <…> Центры финансирования находятся там, в центре ядра. А мы находимся на периферии. И из периферии движение в центр.

О пафосе Достоевского в культурном коде России

У нас есть собственный культурный код, собственная культурная идентичность, которой нет у подавляющего большинства стран и народов. <…> Ее, кстати, очень хорошо чувствовал Достоевский. Пафос Достоевского, особенно в такой его работе как «Дневник писателя», там выражен на 100% рафинированно точно. <…> Вот это наш главный ресурс, нам надо его вытащить.

О ядре общества

Всех пытаться подогнать под одну гребенку и заставить идти куда-то — довольно сложно, невозможно и контрпродуктивно. Но должно быть ядро, которое будет идти, которое вокруг себя будет формировать эти пространства. <…> Ядро устроено не из экономики, оно устроено из смыслов.

О девяностых

Мы порушили в 1990-е годы очень много, но что за десять лет порушено, то за два-три года можно восстановить на новом уровне и в новом качестве.

О правильных решениях в начале 2000-х

Когда мы вышли из кризиса 1990-х годов, в начале 2000-х, объективно возник вопрос, что делать дальше. Решения тогда были приняты стратегически абсолютно правильные: начали встраиваться в мировую экономическую систему. И в создании производственных цепочек, и в науке.

О Петре Первом и расколе общества

Петр Первый — это же он для нас великий, а так его и антихристом кое-кто звал, и анафеме предавали. Я уж не говорю о ситуации с революцией, когда у нас офицерский корпус раскололся пополам: 50% — за красных, 50% — за белых. Это что такое? Это элита. Но, правда, своеобразная элита. <…> И это же произошло в 1990-е годы, когда у нас общество раскололось достаточно сильно.

О дворцовых переворотах и реформах

С Екатериной II очень хороший пример. Она пришла с большим желанием осуществить реформы. Собрала огромное количество людей, начала писать уложения, готовить системные изменения законодательства. Было желание и что получилось? Ноль из этого получилось, просто потому что она поняла, насколько она является зажатой в этих элитных рамках. Шаг влево, шаг вправо — дворцовый переворот.

Об отношениях государства с бизнесом

Как государство должно выстраивать отношения с бизнесом в новых условиях стратегически? Я считаю, что мы должны стать партнерами. <…> Старший партнер и младший партнер. Потому что в наших условиях государство — это не ночной сторож.

О проблемах регионов

Я уверен, что сегодня в подавляющем большинстве регионов люди просто иногда не умеют, не знают, как надо делать, но искренне хотят.

Об издержках низкой безработицы

Слава Богу, что у нас низкая безработица. Она оборачивается другой стороной — это дефицит рабочей силы. Дефицит рабочей силы гонит вверх зарплату. Это хорошо. Тянутся реальные доходы. Тянется спрос, растут рынки, но у бизнеса растут издержки. И поэтому доходы падают, это давит на инвестиции.

О пользе санкций

У нас запущены достаточно сложные системные процессы под действием санкций. Я бы их не назвал процессами деградации однозначно, потому что они одновременно и стимулируют некие новые активности. Мы бы никогда с такой энергией не стали заниматься станкостроением и микроэлектроникой, если бы не то, что произошло.

О российских товарах и струнах души

813171

Понятно, что «Сделано в России» — это про узнаваемость. <…> Это узнаваемость для потребителя. Не то, что это сделано в России, а то, что этот товар трогает в моей душе те струны, которые для меня очень важны. Это сделано с чистой экологией, не выпуская СО2 в атмосферу, это сделано с применением лучших социальных практик, <…> прошло фильтры качества.

О продвижении российских товаров на другие рынки

Сейчас российских товаров нет в Китае, нет в Индии, нет во Вьетнаме. Они только-только начинают появляться — нужно создать давление, чтобы товары туда прошли. Создать конкурентные преимущества у наших производителей, да простят меня адепты ВТО.

Читать в источнике


Опубликовано

в

от